Доклад Джоанны Восс (Johanna Voss)


Рубрика: Семинар октябрь 2011, Челябинск
Метки: |
Подписаться на комментарии по RSS

Johanna VossДжоанна Восс, депутат Бундестага (Германия) на международном правовом семинаре "Mодернизация атомных регионов: изменение правовых норм для решения экологических проблем", прошедшем 24-25 октября 2011 года в Челябинске.

Джоанна Восс (Johanna Voss), развернуть (more) >>>

Видео

Выход Германии из атомной энергетики: проблемы и возможности

Презентация:

Германия на этапе постепенного отказа от атомной энергии: вызовы и возможности

Уважаемые дамы и господа!

30 июня 2011 года в Бундестаге правительство завершило процесс полного отказа от атомной энергии. В результате внесения поправок в Закон об использовании атомной энергии были отменены принятые всего лишь в октябре прошлого года решения о продлении сроков эксплуатации атомных электростанций (АЭС). Последняя атомная электростанция должна теперь быть остановлена в 2022 году.

Однако позвольте мне сначала рассказать об истории постепенного отказа Германии от использования атомной энергии. Нынешний закон о постепенном отказе от использования атомной энергии – это уже второй закон в этой области в Германии за последние всего лишь 11 лет. А между тем уже была попытка возвратного движения.

Отказу от использования атомной энергии способствовало сильное движение против применения атомной энергии в гражданских целях. Оно распознало замаскированные военные интересы, скрытые за фасадом атомной промышленности, и заклеймило их. Без наличия военного интереса атомная энергетика во всем мире никогда бы не нашла применения, так как она с самого начала была невероятно загрязняющей и опасной.

"Старое" движение против использования АЭС было успешным, но недостаточно уверенным в собственной силе и своих успехах. С конца 70-х по конец 80-х годов имели место социально значимые столкновения на строительных площадках. И хотя противникам атомной энергии противостояла превосходящая мощь "ядерного государства" со всем его военизированным механизмом и средствами политической пропаганды, они добивались успеха: АЭС Виль не была построена, АЭС Калькар с реактором с расширенным воспроизводством ядерного топлива не была введена в эксплуатацию, а от проекта построить в Германии установку по переработке отработанного ядерного топлива и вовсе отказались. Из 598 намечавшихся атомных электростанций и установок по переработке отработанного ядерного топлива в Западной Германии в эксплуатации в 2000 году находились всего лишь 19. Однако настрой среди населения оставался критическим по отношению к атомной энергии. На небольшой по территории Германии любая возможная крупная авария повлекла бы за собой радиоактивное заражение крупных городов и эвакуацию из них населения.

Решающий перелом в отношении общества к атомной энергии в Германии произошел в результате чернобыльской катастрофы. То, что, по словам операторов АЭС и политиков, никогда не могло случиться, случилось: супер-авария, разрушение корпуса реактора и высвобождение смертоносной радиоактивности сердечника реактора. Поначалу политическое руководство в Германии могло еще как-то извлекать выгоду из информационной блокады, организованной советским правительством; позднее причину аварии списали на советскую халатность и брак в работе, что не идет ни в какое сравнение с западными реакторами и операторами. Но это не помогло. Непосредственный опыт, показавший как авария, случившаяся в тысяче километрах на востоке, привела к тому, что в Германии уже не рекомендовалось есть овощи со своего огорода, а молочную сыворотку как радиоактивные отходы катали по всей стране, стал неизгладимым. С тех пор в Германии существует устойчивое большинство, которое отвергает атомную энергию. Правда, расширение движения привело к утрате его целостности. Когда неожиданно постепенный отказ от атомной энергии стал считаться допустимым во всех политических лагерях, стало ясно, что атомный вопрос больше не является вопросом государственного порядка. Стало ясно, что западногерманское капиталистическое государство и фракция капитала в энергетическом хозяйстве смогли бы сохранить свою власть только с помощью постепенного отказа от атомной энергии. Первый этап активизации движения против атомных электростанций закончился.

В 2000 году правительство в составе СДПГ и "Зеленых" приняло первое решение о постепенном отказе от использования атомной энергии ("атомный консенсус"). Это был консенсус потому, что он вырабатывался вместе с операторами атомных электростанций.

"Зеленые" появились в свое время как выходцы из движения против использования атомной энергии в начале 80-х годов. Теперь это были те, кто, казалось бы, положил конец использованию атомной энергии в Германии. Однако консенсус не дал того, что было обещано. Он привел не к постепенному отказу от атомной энергии, а создал возможности для всякого рода манипуляций. Так, им не предусматривалась твердая окончательная дата отключения от сети последней атомной электростанции. Вместо этого для каждой АЭС были одобрены стандартный срок эксплуатации в 32 года и объем электроэнергии, который она может произвести за оставшееся время эксплуатации (остаточный объем электроэнергии). В дополнение к этому была создана возможность для передачи остаточных объемов электроэнергии от более старых к более новым атомным электростанциям. Поскольку самая новая АЭС была подключена к сети в 1989 году, то чисто математически выходило, что окончательной датой полного отказа от атомной энергии становится 2021 год. Благодаря передаче остаточных объемов электроэнергии от одной АЭС к другой, а порой и остановке атомных электростанций, которые таким образом не вырабатывали свой остаточный объем электроэнергии, операторы АЭС с помощью новых возможностей, нацеленных на сохранение использования атомной энергии, затягивали ликвидацию атомной энергетики в Германии вплоть до смены правительства. Это, разумеется, полностью отвечало их интересам. С помощью атомной энергии можно зарабатывать много денег. Списанная атомная электростанция приносит ее оператору в Германии миллион евро прибыли – в день!

Одной из составных частей консенсуса являлось к тому же смягчение положений Постановления о защите от радиоактивного излучения. Вопреки всем обещаниям и публичным высказываниям федерального министра окружающей среды, охраны природы и безопасности ядерных реакторов уровень защиты тех, кто подвергается радиоактивному излучению на рабочем месте, и населения по существенным позициям ухудшился. Благодаря положению о снятии запрета у атомной промышленности появилась возможность размещать основную часть своих ядерных отходов, которые появятся при демонтаже атомных электростанций в ближайшие десятилетия, на обычных свалках, использовать радиоактивные отходы в качестве стройматериалов, для покрытия дорог или в сфере повторной переработки металлов. Если подумать о том, что теперь даже брекеты, кастрюли и столовые приборы изготовляются из таких радиоактивных отходов, то с подобного рода ползучим радиоактивным заражением населения казалось бы просто смирились. Потребности атомной промышленности, связанные с бесперебойной работой ее установок, были обеспечены. Кроме субсидий, выделенных на разработку технологий по использованию атомной энергии и на эксплуатацию атомных электростанций, ей дополнительно – в результате смягчения положений постановления о защите от радиоактивного излучения – были предоставлены широкие льготы на этапе закрытия и демонтажа ее установок и конечного захоронения ядерных отходов – и все это за счет здоровья настоящего и всех последующих поколений.

Просвещенная, хорошо информированная часть движения против атомных электростанций резко критиковала этот консенсус. "Консенсус – это нонсенс", не только лишь из-за смягчения положений, касающихся защиты от радиоактивного излучения. Консенсус был не постепенным отказом от использования атомной энергии, а гарантией существования для действующих установок. Часть движения почувствовала себя преданной "Зелеными". Она предупреждала, что операторы сохранят свои атомные электростанции до следующей смены правительства. И тогдашняя Партия демократического социализма (ПДС) как предшественница Левой партии присоединилась к критикам. Главная критика заключалась в том, что текущий отказ от использования атомной энергии не является бесповоротным: с помощью простого большинства в Бундестаге закон можно было изменить. Однако многие из тех, кто активно участвовал в движении, казалось, были рады тому, что бои закончились. Уж если "Зеленые", находясь в правительстве, не смогли добиться большего, то приходилось довольствоваться именно тем, что использование атомной энергии прекратится лишь в 2025 году или позже.

Но 2007 г. стал важным годом для возникновения "нового" движения против атомных электростанций. После того как оператор хранилища ядерных отходов ASSE II объявил о том, что для закрытия хранилища он намерен затопить его водой, впервые за многие годы это вызвало нечто большее, нежели лишь небольшое сопротивление со стороны местных жителей. Намерение затопить соляной рудник с ядерными отходами показалось многим бессмысленным и опасным. Дискуссии, исследования и акции в конечном итоге привели к тому, что грубая халатность в обращении с ядерными отходами и катастрофическое состояние хранилища ядерных отходов ASSE II на сегодняшний день широко известны общественности Федеративной республики. ASSE II служит синонимом провалившейся политики по созданию конечных хранилищ. Но "горело" не только в сфере конечных хранилищ, но и на атомных электростанциях, причем совершенно реально. Пожар в Крюммеле, короткое замыкание в Брунсбюттеле – летом 2007 года в средствах массовой информации широко обсуждались такие темы, как аварийность атомных электростанций и попытки операторов скрыть это. В декабре того же года общественность всколыхнуло "KiKK-исследование". В нем констатировалось, что среди детей, проживающих в окрестностях ядерных установок, значительно повышается риск онкологических заболеваний.

Впервые усиление движения четко проявилось во время транспортировки контейнеров Castor в 2008 году. Для участия в демонстрациях и последующих блокадах и акциях в Горлебене и вокруг него собрались 16.000 человек – так много, как не было уже многие годы. Тот факт, что речь шла не только о новом количестве, но и о совершенно новом качестве движения.

Это новое качество впервые продемонстрировала живая цепочка людей с источниками света в руках, выстроившаяся по линии Брауншвейг – ASSE II – Шахта KONRAD: в один из четвергов в феврале 2009 года при отвратительной погоде в цепочке длиной в 52 км приняли участие 20.000 человек. Состав участников был очень широким: от классических участников движения в защиту окружающей среды и политических партий, до представителей церквей, фермеров, профсоюзов, и даже женской гимнастической группы из местного спортивного клуба.

Однако лобби операторов АЭС оказалось сильнее: в 2010 году новое правительство в составе ХДС/ХСС и СвДП обнародовало прибыль, полученную в период "саботажа" отказа от использования атомной энергии. В реальности компании-операторы АЭС смогли сохранить все свои атомные электростанции подключенными к сети, дождавшись, пока к власти не пришло нынешнее правительство, позитивно настроенное к атомной энергии. Правительство поспешило внести изменения в закон об использовании атомной энергии и приняло решение в пользу операторов АЭС о продлении сроков эксплуатации атомных электростанций: через год после прихода нового правительства к власти в октябре 2010 года вступил в силу соответствующий закон как часть "концепции правительства в области энергетической политики". Согласно ему семь АЭС, запущенных в эксплуатацию до 1980 года, получили разрешение на производство дополнительных объемов электроэнергии в течение еще восьми лет, остальные десять АЭС – на производство дополнительных объем электроэнергии в течение еще четырнадцати лет. Правительство пропагандировало то, что только с помощью атомной энергии можно удачно совершить переход к использованию возобновляемых источников энергии. Поэтому оно охотно называло использование атомной энергии "переходной технологией".

Этот аргумент уже тогда был идиотизмом, так как продление сроков эксплуатации АЭС тормозило расширение использования возобновляемых источников энергии, вместо того, чтобы содействовать переходу на их применение.

Возобновляемые источники энергии часто отключали от сети, когда по ней шло слишком много тока; все чаще затягивалось подключение к сетям новых установок, так как сети электроснабжения работали с полной нагрузкой. Порой получатели электроэнергии даже оплачивали использование произведенной в избыточном количестве электроэнергии. Кроме того, продление сроков эксплуатации АЭС закрепило господствующее положение "большой четверки" энергетических компаний и затруднило тем самым доступ на рынок для сравнительно мелких оферентов возобновляемых источников энергии.

В действительности за продлением сроков эксплуатации АЭС скрывалась огромная заинтересованность энергетических компаний в прибылях. По данным Института экологии во Фрайберге, дополнительная прибыль энергетических компаний, полученная в результате продления сроков эксплуатации АЭС, исчисляется в целом 63 млрд. евро. Ее распределение между отдельными предприятиями, как мы уже показали на предыдущем слайде, выглядит так: E.ON – 27,5 млрд.; RWE – 17 млрд.; EnBW – 14 млрд.; Vattenfall – 4,5 млрд.

Продление сроков эксплуатации АЭС пришло в столкновение с подходом набравшего силу движения против атомных электростанций. Новым моментом при этом был экономический интерес, который связан с постепенным отказом от атомной энергии. Параллельно с "атомным консенсусом" красно-зеленое Федеральное правительство приняло Закон о возобновляемых источниках энергии (EEG). Он был призван создать возможности для устойчивого развития энергоснабжения, уменьшить народнохозяйственные издержки, в том числе посредством вовлечения долгосрочных внешних факторов, сберегать ископаемые энергоресурсы и содействовать дальнейшему развитию технологий по производству электроэнергии из возобновляемых источников энергии.

Благодаря Закону о возобновляемых источниках энергии операторы соответствующих установок получили на 15-20 лет твердые ставки оплаты за производимую ими электроэнергию, а на операторов электросетей наложили обязательство закупать ее в приоритетном порядке. Ставки оплаты были дифференцированы согласно технологиям и местам производства и были призваны создать возможности для рентабельной эксплуатации установок. Ставки, закрепленные для новых установленных мощностей, ежегодно снижаются на определенный процент. Благодаря такой постоянной дегрессии создается нажим в плане уменьшения издержек: установки должны изготовляться на более эффективной и менее затратной основе с тем, чтобы в долгосрочной перспективе иметь возможность выстоять на рынке и без помощи со стороны. Финансовую поддержку получает производство электроэнергии на базе гидроэнергии, свалочного газа, газа, выделяющегося в процессе очистки сточных вод, рудничного газа, биомассы, геотермальной энергии, энергии ветра и энергии солнечного излучения (например, фотогальваника).

Закон о возобновляемых источниках энергии вызвал гигантский инвестиционный бум в сфере возобновляемых видов энергии. На сегодняшний день доля возобновляемых источников энергии в производстве электроэнергии в Германии составляет 19 проц. Благодаря закону о возобновляемых источниках энергии в энергетической отрасли появился еще один весомый игрок, весьма заинтересованный в постепенном отказе от атомной энергии и в доступе к средствам массовой информации. Этот доступ к средствам массовой информации был долгое время закрыт для движения против использования атомной энергии, в таком же положении сейчас находится и Левая партия, деятельность которой почти не находит отклика в СМИ.

Таким образом движение против использования атомной энергии не только предотвратило ошибочные тенденции в политической, технической и экономической сферах. Оно стало также одним из инициаторов возникновения новой отрасли возобновляемых источников энергии, насчитывающей 340.000 рабочих мест.

Однако в то время пока отрасль возобновляемых источников энергии на протяжении многих лет воздерживалась от политических высказываний относительно атомной энергии, продление сроков эксплуатации АЭС обострило системный конфликт между возобновляемыми источниками энергии и атомной энергией так, что оно на сегодняшний день стало одним из важных факторов движения протеста. Равно как и профсоюзы, которые, правда, по праву критикуют оплату труда, находящуюся на уровне ниже согласованных тарифов, и создание препятствий для деятельности производственных советов на предприятиях этой отрасли, но которые в целом приветствуют возникновение новых рабочих мест в экологическом секторе. Протест давно уже дошел до сердцевины общества. Живая цепочка Брунсбюттель-Крюммель, демонстрации 18 сентября 2010 г. в Берлине и 8 октября в Мюнхене, протест против транспортировки контейнеров Castor в ноябре – то и дело в прошлом году на улицы выходили 50.000, 100.000 и больше людей – молодых и старых. На правительство это не произвело никакого впечатления, и оно приняло решение о продлении сроков эксплуатации атомных электростанций.

Затем последовало ужасное землетрясение в Японии и катастрофа на АЭС в Фукусиме. Через четыре дня после землетрясения федеральный канцлер Ангела Меркель обявила о том, что семь самых старых атомных электростанций, а также АЭС в Крюммеле в рамках "атомного" моратория должны быть временно отключены от сети – немедленно. Вскоре предстояли важные выборы в федеральных землях. Согласно закону о постепенном отказе от использования атомной энергии эти АЭС теперь прочно закрываются.

Остальные атомные электростанции должны быть остановлены постепенно до конца 2022 года. Есть одно новшество по сравнению с красно-зеленым "атомным консенсусом": для каждой АЭС устанавливается максимальный срок эксплуатации.

По сравнению с "атомным консенсусом" СДПГ и "Зеленых" закрытие восьми атомных электростанций в рамках моратория представляет собой ускорение процесса. Четыре атомных электростанции – Брунсбюттель, Изар 1, Унтервезер и Филиппсбург 1 – согласно планам красно-зеленого правительства были бы отключены от сети лишь в 2012 и соответственно в 2013 г.

Вопрос о гарантированном обеспечении электроэнергией играл большую роль в рамках дискуссии по поводу моратория: для начала Федеральное агентство по электрическим, газовым, телекоммуникационным, почтовым и железнодорожным сетям должно было проверить, не следует ли одну из этих немедленно остановленных АЭС попридержать до весны 2013 года в режиме ожидания в качестве так называемого "резерва на случай холодов" с тем, чтобы избежать появления узких мест в энергоснабжении в зимнее время. В августе Федеральное агентство по электрическим, газовым, телекоммуникационным, почтовым и железнодорожным сетям решило, что необходимости в такой резервной АЭС нет. Иначе говоря: снабжение электроэнергией в Германии можно без проблем обеспечить и без восьми АЭС.

Как и в рамках красно-зеленого решения о постепенном отказе от использования атомной энергии остающиеся сроки эксплуатации атомных электростанций ориентированы на интересы операторов АЭС в получении прибыли – это четко записано в обосновании закона: "Предусмотренное отныне ограничение по времени на право эксплуатировать предприятие (...) оформлено таким образом, что затрагиваемые этим правилом предприятия не будут несоразмерно обременены и их операторам будет по-прежнему предоставлена возможность амортизации инвестиций, а также достижения подобающей прибыли". Интересно, что даже отраслевое объединение предприятий энергетической промышленности, BDEW, в которое входят и четыре крупных атомных концерна, в апреле, приняв решение большинством голосов, потребовало полного отказа от атомной энергии до 2020 года. Правительство предоставило операторам АЭС больше времени, чем того требовала энергетическая промышленность.

Моя партия, Левая партия, критикует и это решение об отказе от использования атомной энергии как совершенно недостаточное – в то время как "Зеленые" проголосовали "за". Критика аналогична той, что имела место в отношении консенсуса 2000 года: и это решение о постепенном отказе от использования атомной энергии небесповоротно. Наше требование о том, чтобы запретить использование атомной энергии в рамках Основного закона и таким образом иметь возможность изменить его только при наличии большинства в три четверти голосов в Бундестаге, не было удовлетворено. И это решение о постепенном отказе от использования атомной энергии ориентировано прежде всего на то, чтобы обеспечить операторам АЭС достаточно прибыли, а не на обеспечение безопасности населения. Ни разу никто не подумал о том, как можно реально добиться того, чтобы как можно скорее отказаться от использования атомной энергии.

Мы, Левая партия, продолжаем бороться за более скорый отказ от использования атомной энергии; ведь каждый дополнительный день работы какой-либо АЭС – это день, наполненный риском. Поэтому в тесном сотрудничестве с объединениями по охране природы мы разработали программу с целью немедленного отказа от использования атомной энергии.

1-й шаг – немедленное закрытие 11 атомных электростанций. Вот уже много лет Германия экспортирует электроэнергию в другие страны, так как ее парк электростанций чрезмерно велик. Не создавая угрозы надежному энергоснабжению, можно было бы немедленно закрыть 11 из 17 атомных электростанций в Германии – а не всего лишь 8, как было решено ХДС/ХСС, СвДП и "Зелеными". О том, что с этим не будут связаны никакие серьезные изменения в сфере обеспечения электроэнергией, свидетельствуют последние месяцы: в мае в результате так называемого "атомного моратория" и текущих проверок от сети были отключены 13 из 17 атомных электростанций, и это не создало никакой угрозы для энергообеспечения Германии. Кроме семи самых старых атомных электростанций и АЭС в Крюммеле, на которой часто происходят аварии мы требуем поэтому закрытия еще двух АЭС, а также АЭС в Неккарвестхайме, которая расположена в сейсмически активной зоне.

2-й шаг – полный отказ от использования атомной энергии до конца 2014 года. Остающиеся шесть атомных электростанций с гарантированной производственной мощью максимум в семь гигаватт могут быть постепенно отключены до конца 2014 года. Ведь уже сегодня строятся новые электростанции, работающие на газе или угле, мощностью, как минимум, в 11 гигаватт. В дополнение к этому благодаря менеджменту спроса можно сократить потребление электроэнергии в те часы в течение года, когда спрос на нее особенно велик. Для этого должно осуществляться производственное планирование у таких крупных потребителей электроэнергии, как холодильные установки и установки в сфере металлопроизводства, а также в химической промышленности. Технологии для этого сегодня уже имеются.

Таким образом поэтапно в 2012, 2013 и 2014 г. можно отключать от сети по две атомных электростанции.

3-й шаг – внести положение об отказе от использования от атомной энергии в Основной закон и ликвидировать Европейское сообщество по атомной энергии (ЕВРАТОМ).

Для того, чтобы отказ от использования атомной энергии стал бесповоротным, его следует зафиксировать в Основном законе. Левая партия еще в апреле внесла на рассмотрение Бундестага законопроект, предусматривающий запрет на использование атомной энергии и ядерного оружия в рамках Основного закона. Поскольку ядерные катастрофы не знают государственных границ, отказ от использования атомной энергии должен быть форсирован по всей Европе, а позднее и во всем мире. Европейские органы, отвечающие за использование атомной энергии, должны быть заменены на институты, которые содействуют применению возобновляемых источников энергии. Договор о создании Европейского сообщества по атомной энергии (ЕВРАТОМа) должен быть расторгнут и заменен на европейский договор о содействии использованию возобновляемых источников энергии и энергосбережению.

4-й шаг – защита климата и отказ от использования атомной энергии: никакого противоречия.

Досрочный отказ от использования атомной энергии приведет в этом десятилетии к временному увеличению ежегодных выбросов CO2 в сфере производства электроэнергии, так как поначалу придется вновь вернуться к использованию уже существующих электростанций, работающих на газе и угле. Однако благодаря ускоренному расширению применения возобновляемых источников энергии это увеличение после 2020 года может быть более чем компенсировано. Для того, чтобы это гарантировать, важно, чтобы отказ от использования атомной энергии сопровождался срочной программой по осуществлению поворота в сторону применения возобновляемых источников энергии. Для этого электроэнергия, произведенная на базе возобновляемых источников энергии, должна сохранить свой приоритет и по-прежнему хорошо оплачиваться при поступлении в сеть электроснабжения, как это и предусматривает в настоящее время Закон о возобновляемых источниках энергии. Следует оказывать содействие разработке и утверждению на рынке эффективных технологий аккумулирования электроэнергии: электроэнергия, производимая на основе возобновляемых источников энергии, поступает на менее регулярной основе и потому нуждается в средствах для аккумулирования. Кроме того, мы требуем наступательных действий с целью повышения энергоэффективности: необходимо, наконец, ввести амбициозные, обязательные стандарты энергопотребления для приборов и промышленных процессов, расходующих много электроэнергии. Наряду с этим мы требуем создания фонда экономии энергии с капиталом в более чем 2,5 млрд. евро с программами оказания содействия домохозяйствам с низкими доходами с тем, чтобы, например, создать возможности для покупки ими энергоэффективной бытовой техники. Не в последнюю очередь мы требуем принятия закона об отказе от использования угля с тем, чтобы обеспечить перестройку парка электростанций, отвечающую требованиям защиты климата.

5-й шаг – смягчать в социальном плане цены на электроэнергию, осуществлять надзор за рынком.

Незамедлительный отказ от использования атомной энергии изменит картину расходов, связанную с производством электроэнергии. Предстоящие в долгосрочном плане расходы, которые в целом предстоит нести обществу, будут тем меньше, чем быстрее произойдет отказ от использования атомной энергии. Ведь электроэнергия, произведенная на базе атомной энергии, – если учесть огромные расходы на безопасность и утилизацию отходов – чрезвычайно дорога. Чем быстрее произойдет отказ от использования атомной энергии, тем меньше будет ядерных отходов. В долгосрочной перспективе электроэнергия, произведенная на базе возобновляемых источников энергии, намного дешевле, чем электроэнергия, произведенная на базе атомной энергии. Для того, чтобы гарантировать быстрый и социально приемлемый отказ от использования атомной энергии, важное значение приобретает эффективный надзор за рынком электроэнергии. Таким образом можно было бы ограничить рыночное засилье крупных атомных концернов и изымать их огромную избыточную прибыль. Поэтому мы требуем снова ввести эффективный и дееспособный государственный надзор за ценами на электроэнергию, который существовал в Германии вплоть до 2007 года. Инсайдерская торговля на биржах электроэнергии должна наказываться как уголовное преступление. Налог на топливные элементы, одна из составных частей продления сроков эксплуатации АЭС в 2010 году, должен быть увеличен в целях изъятия избыточной прибыли, поступающей от торговли эмиссионными сертификатами. К мерам по социальному смягчению цен на электроэнергию относятся введение обязательных социальных тарифов на электроэнергию и запрет на прекращение подачи электроэнергии при непогашении счета за ее использование.

6-й шаг – отказ от использования атомной энергии создает рабочие места.

Поворот в сфере энергетики и немедленный отказ от использования атомной энергии будут иметь позитивный эффект в плане занятости. Если в четырех крупных энергетических концернах за последние годы были ликвидированы десятки тысяч рабочих мест, то в сфере возобновляемых источников энергии трудятся сегодня около 370 000 человек. Германский институт экономических исследований (DIW) отмечает, что в результате отказа от использования атомной энергии появятся до миллиона дополнительных рабочих мест. Этот отказ не означает, что сотрудники АЭС станут безработными. Их основная часть на одном из первых этапов будет использована для демонтажа АЭС. Этот процес одновременно должен сопровождаться усилиями в области региональной экономической политики с тем, чтобы позаботиться о создании компенсационных рабочих мест в соответствующих местах. К сожалению, в отрасли возобновляемых источников энергии по-прежнему почти нет тарифных обязательств: здесь политики должны найти выход из положения с тем, чтобы рабочие места там формировались в условиях хорошей оплаты и представительства профсоюзов.

7-й шаг – лишить могущества энергетические концерны и демократизировать процесс поворота в энергетике.

Отказ от использования атомной энергии одновременно должен стать началом другой энергетической политики. Не будет никакого социально-экологического поворота в энергетике до тех пор, пока не удастся лишить могущества четверку крупнейшх энергетических концернов. Процесс обеспечения электроэнергией должен быть демократизирован. Воля граждан при принятии решений о будущем энергообеспечении должна стоять на переднем плане. В процессах планирования при строительстве сетей, хранилищ или производственных установок необходимо расширить права населения по участию в принятии решений. Поэтому мы уже давно требуем передачи энергетических сетей в руки государства. Энергоснабжение должно быть ремуниципализировано, мелкие энергетические кооперативы должны получать финансовую поддержку. Советники от объединений сторонников защиты окружающей среды и защиты прав потребителей и профсоюзов, обладая обязывающими правами участвовать в принятии решений, должны сопровождать процесс поворота в энергетике на всех уровнях федерации, земель и коммун.

Благодаря реализации этих семи шагов мог бы начаться поворот в энергетике. Однако в реальной жизни дела повсюду не идут: отказа от использования атомной энергии надо ждать еще 11 лет. Правительство перенесло центр тяжести в деле содействия использованию возобновляемых источников энергии на крупные промышленные объекты, приняв до летних каникул соответствующую поправку к Закону о возобновляемых источниках энергии, и создало таким образом еще одну базу для субсидирования "большой четверки". Возобновления надзора над ценами на электроэнергию пока не предвидится. Но: во все большем числе коммун зреет желание вновь поставить под свой контроль энергетические сети. На сегодняшний день по всей стране имеются успешные примеры ремуниципализации энергетических сетей. Итак, есть еще надежда.

Пока же, однако, атомная энергия будет использоваться в Германии и дальше. В ходе войн в Афганистане, на Балканах, в Ираке и теперь в Ливии вооруженные силы Запада, использовав урановые боеприпасы, произвели радиоактивное заражение народов и территорий. А с тех пор, как обогащенный уран подвергается критике во всем мире, то и с помощью необогащенного урана. Загрязнение такое же.

О быстром, устойчивом отказе от использования атомной энергии в Германии не может быть речи. Пока нет еще и демократической процедуры для выбора мест для хранилищ ядерных отходов, особенно для высокорадиоактивных отходов. Со стороны правительства слышны лицемерные уверения. В условиях обхода предусмотренных законом обязательств, связанных с участием граждан, в местах, где планируется создание хранилищ, правовое пространство эксплуатировалось и эксплуатируется таким образом, что население остается за рамками процесса.

В Горлебене один соляной купол официально эксплуатируется как научно-исследовательский рудник и таким образом его расширяют, чтобы превратить в хранилище высокорадиоактивных отходов. Существующее атомное законодательство с его правами на получение информации и на участие не применяется.

Мы считаем: первым ответом на вопрос о "конечном хранилище" является немедленный отказ от использования атомной энергии с тем, чтобы не появлялось еще больше высокоопасных ядерных отходов. Новые концепции по обращению с ядерными отходами должны приниматься в условиях открытости результатов и полной прозрачности и при всеобъемлющем участии населения. Как и правительственная Комиссия по этике мы требуем, чтобы хранение ядерных отходов организовывалось неокончательным образом – этому учат нас не в последнюю очередь катастрофические инциденты в хранилище ядерных отходов ASSE.

Вывод: расхождение промышленных интересов было более эффективным средством для наращивания нажима на правительство, чем все демонстрации. Сектор возобновляемых источников энергии внес решающий вклад в постепенный отказ от использования атомной энергии.

Процесс концентрации на энергетическом рынке, в сторону господства на рынке четырех электроэнергетических концернов с их диктатом цен и все более высокими ценами на электроэнергию, привел к встречному движению, результатом которого стало появление многих муниципальных энергетических компаний, кооперативов производителей энергии и фермеров, выращивающих энергосодержащие растения.

Окончательного отказа от использования атомной энергии не удалось достичь пока и в Германии.

Борьба продолжается! На улицах, посредством создания децентрализованных энергетических сетей, посредством использования возобновляемых источников энергии: в сторону создания структур, ответственно действующих в социальном и экологическом планах.

Поделиться записью:
twitter.com facebook.com vkontakte.ru odnoklassniki.ru mail.ru ya.ru rutvit.ru myspace.com technorati.com friendfeed.com pikabu.ru blogger.com liveinternet.ru livejournal.ru memori.ru google.com bobrdobr.ru mister-wong.ru yahoo.com yandex.ru del.icio.us
Оставьте комментарий!

grin LOL cheese smile wink smirk rolleyes confused surprised big surprise tongue laugh tongue rolleye tongue wink raspberry blank stare long face ohh grrr gulp oh oh downer red face sick shut eye hmmm mad angry zipper kiss shock cool smile cool smirk cool grin cool hmm cool mad cool cheese vampire snake excaim question

Используйте, пожалуйста, нормальные имена. Ваш комментарий будет опубликован после проверки.

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

(обязательно)

⇑ Наверх
⇓ Вниз