Поиск баланса интересов

Понедельник, 14 апреля 2014 г.
Рубрика: Новости -> СМИ о нас
Метки:
Подписаться на комментарии по RSS

Проблеме нахождения баланса интересов федеральных и региональных органов власти, атомной отрасли и общественности при принятии решений по размещению ядерно- и радиационно-опасных объектов был посвящен круглый стол, организованный в марте 2014 г. в Институте Региональной Прессы (Санкт-Петербург). В работе КС приняли участие представители органов государственной власти Ленинградской области, органов местного самоуправления г. Сосновый Бор, экспертного сообщества России, США, неправительственных организаций Ленинградской, Челябинской, Мурманской областей.

О необходимости дискуссии по столь актуальной тематике рассказал координатор КС, председатель ОБЭО «Зеленый мир» О.В. Бодров.Для Северо-Западного региона РФ данная тема весьма актуальна. Четыре блока Ленинградской АЭС уже выработали свой проектный ресурс. После реконструкции и продления ресурса они продолжают работать. Но проблема их вывода из эксплуатации станет весьма важной уже в ближайшее время.

Вторая актуальная тема – строительство ЛАЭС-2 и оценка безопасности всего ядерного кластера в Сосновом Бору. В настоящее время продвигается проект нового могильника для захоронения средне- и низко-активных отходов (ПЗРО). Население г. Сосновый Бор выступает против сооружения этого объекта. На повестку дня выходят проблемы взаимодействия между различными участниками процесса принятия решения. Необходимо выработать механизмы нахождения баланса интересов федеральных, региональных и муниципальных органов власти, представителей атомной отрасли и общественности.

В настоящее время в Сосновом Бору функционируют 10 гражданских и военных ЯР, работает завод по переработке радиоактивного металла «Экомет-С», находится региональное хранилище отходов «РосРАО».

О накале страстей вокруг этих проблем рассказал зам. председателя ЗАКСа Ленобласти, председатель экологической комиссии Н.А. Кузьмин.

Вопросы атомной энергетики касаются всех, как с точки зрения обеспечения энергией, так и учета последствий возможных серьёзных аварий на атомных объектах (АО). В советское время вопросы надежной безопасной эксплуатации объектов АЭ решались за счет создания закрытых территорий, на которых все социальные проблемы решались на самом высоком уровне. Таким путем в ЗАТО привлекались наиболее квалифицированные специалисты с территорий всего Советского Союза. Высокий социальный статус этих городов позволял людям работать с полной отдачей, обеспечивая надежную безопасную работу атомных объектов. В 1991 г. после изменения экономической ситуации Правительство РФ приняло постановление о социальных гарантиях, компенсации жителям, проживающим в 30-км зонах от АЭС. До 2002-2005 г. действовали льготные условия для населения и муниципалитетов, которые по сути дела получали второй бюджет из внебюджетных инвестиционных фондов для решения всех социальных проблем на данных территориях. С 2005 г. эти постановления были отменены. В связи с реформированием атомной отрасли (из министерства в госкорпорацию «Росатом») социальные проблемы атомных городов решаются совершенно по-другому. Будучи коммерческой структурой, «Росатом» пытается с минимальными затратами решить вопрос получения прибыли. Но подобный подход не устраивает население ЗАТО. Когда вопросы надежной безопасной работы ставятся в зависимость от материальных затрат, возникают проблемы, с которыми сегодня столкнулись в области атомной энергетики.

Рассмотрим это на конкретном примере Ленинградской области и города Сосновый Бор

Проектный ресурс четырех энергоблоков ЛАЭС завершен. Каждый энергоблок (ЭБ) получил лицензию на продление ресурса ещё на 15 лет после проведения серьезных мероприятий по обеспечению безопасной работы всех систем, обеспечивающих остановку, охлаждение ЭБ.

В мае 2012 г., когда начался плановый ремонт первого энергоблока ЛАЭС, при его обследовании были обнаружены трещины и разбухание графитовой кладки реактора. Пришлось провести серьёзные работы внутри реактора. Полтора года первый ЭБ находился на реконструкции. После завершения работ, ресурс первого ЭБ был продлен до 2018 г.

Но 2018 г. не за горами. Проекта по выводу ЭБ из эксплуатации на сегодняшний день нет. После развала СССР ни наука, ни промышленность России над этим вопросом не работали. Сегодня мы подошли к порогу, когда дальше откладывать решение о выводе из эксплуатации ЭБ АЭС нельзя. Надо искать ученых, проектировщиков, способных разработать и принять решения, которые обеспечат надежный вывод ЭБ без воздействия на окружающую среду.

Взамен существующих ЭБ ЛАЭС на территории Соснового Бора начато строительство 4 новых блоков типа ВВЭР мощностью 1,2 млн МВт. При принятии решения о замещающих мощностях у населения Соснового Бора возникли серьёзные вопросы по системе охлаждения. Водным кодексом РФ в 2005 г. было запрещено создание прямоточных систем охлаждения. И проектировщики ЛАЭС-2 заложили систему охлаждения с помощью башенных испарителей – так называемые мокрые градирни с выбросом в атмосферу 200 тыс. тонн морской воды без очистки в сутки (при работе на полной мощности ЭБ). Против такого решения выступили экологи, медики. ГК «Росатом», пройдя госэкспертизу и «общественные слушания», постарался не услышать мнение населения Соснового Бора, озабоченного этой проблемой. На сегодняшний день между населением города и ГК «Росатом» возникло противостояние по поводу реализации данного объекта на территории муниципального образования Сосновый Бор. Вслед за этим возникла ещё одна проблема - создание приповерхностного пункта захоронения радиоактивных отходов (ПЗРО). В городской черте, в 800 м от берега Финского залива, между двумя водоносными горизонтами на глубине 70 м метрополитеновским щитом создается 5 тоннелей протяженностью по 1 км, рассчитанные на захоронение 250 тыс. м3 РАО. Этот вопрос сегодня находится в стадии обсуждения. «Росатом» в очередной раз, не представив утвержденного проекта и разработки в части ОВОСа (оценка воздействия на окружающую среду), попытался провести общественные слушания по предварительным материалам, объявив их полноценными общественными слушаниями. Мнение населения в очередной раз пытаются проигнорировать.

При подготовке к общественным слушаниям было проведено совещание у вице-губернатора Ленобласти, который в шутку предложил провести эти слушания в кабинете человек на 15, в тот день, когда в Сосновом Бору не будет никого. По-видимому глава муниципального образования принял это как руководство к действию. Общественные слушания были назначены на 27 декабря (последний рабочий день перед Новым годом), на 15 часов в зале мэрии на 150 мест. Несмотря на предпраздничный день, на слушания пришло 300-400 человек. После того, как в зале было заполнено 150 мест, стоявшая на входе полиция никого больше не пустила.

Общественные слушания закончились в 22.45. В своих выступлениях все жители Соснового  Бора давали отрицательную оценку предлагаемому проекту, кроме специалистов, которые представляли позицию «Росатома». Ни одного положительного заключения от жителей не прозвучало.

В протоколе же, написанном и подписанном членами Рабочей группы, кроме троих отказавшихся от подписи, было написано: «Замечаний не было. Общественные слушания состоялись. Были заданы вопросы, на которые были даны исчерпывающие ответы». Все выступления, указывавшие на конкретные недостатки данного проекта, Рабочей группой, написавшей протокол, были проигнорированы. Так прошли «общественные слушания» в г. Сосновый Бор.

Для нас очевидно, что в федеральное и региональное  законодательства необходимо срочно принимать поправки, вносить изменения в закон, для того чтобы учитывать мнение местного населения при решении таких сложнейших вопросов, как размещение особо опасных объектов ядерной энергетики, разработать меры взаимодействия между ГК «Росатом» и муниципальной властью. Также должны быть оговорены социальные гарантии, меры защиты населения в случае аварийных, катастрофических ситуаций.

На сегодняшний день это самый важный вопрос, который требует срочного решения.

Атомная энергетика серьёзно влияет на окружающую среду (ОС), создавая потенциально опасные объекты, имеющие большой энергетический потенциал. Они будут влиять и на будущие поколения. Чтобы реализовывать атомные проекты на конкретных территориях, должно быть продумана возможность реального участия населения в принятии решений по размещению объектов АЭ. Учет мнения населения, независимых специалистов позволит обеспечить надежную безаварийную работу атомных объектов на долгие годы.

Серьёзной проблемой является утилизация РАО и ОЯТ, остающихся после окончания работы атомных объектов. Эта проблема сегодня остро стоит перед всем мировым сообществом.

Рассказ Н.А.Кузьмина о проведении «общественных слушаний» в Сосновом Бору дополнила Т. В.Маврина, депутат Сосновоборского городского Совета депутатов:

 после окончания слушаний активисты Соснового Бора собрали подписи под заявлением, что общественные слушания не состоялись, с требованием принять решение по этому поводу. Из 300 участников проект поддержали только трое - работники «Росатома».

На организацию проведения «общественных слушаний» было потрачено 17 млн руб., которые провели по конкурсу «Медицинское обследование и диспансеризации населения города». Вместо того чтобы направить эти средства на медобслуживание (удовлетворенность которым по соцопросу населения находится на предпоследнем 24 месте), эти средства передали московской организации для того, чтобы создать иллюзию поддержки проекта ПЗРО обществом. В газете «Родной берег» от 18.12.2013 г. в статье «Двойники» описано, как работали политтехнологи из Москвы, для того чтобы создать впечатление поддержки жителями этого проекта.

Для того чтобы выразить протест проведенным 27.12.2013 г. «общественным слушаниям», организованных «Росатомом», в городе был создан оргкомитет, организовавший  общегородское собрание 22 февраля 2014 г. по поводу нарушений при проведении общественных слушаний по проекту ПЗРО (245 участников). Решение собрания было передано губернатору Ленобласти, в ЗАКС Санкт-Петербурга и Ленобласти. Подготовлены документы для Председателя правительства РФ, полномочного представителя Президента по правам человека, в Госдуму и Совет Федерации.

Специальные решения были приняты на уровне ЗАКСа Ленобласти и Санкт-Петербурга. По результатам выезда на место в декабре 2013 г. было принято постановление ЗАКСа Ленобласти о необходимости изменения системы охлаждения ЛАЭС-2 с предложением ГК «Росатом» разработать другой проект и рассмотреть  вопрос о размещении пункта захоронения РАО в другом месте, а также решить вопрос по социальным гарантиям населению, проживающему вблизи особо опасных ядерных объектов. Не получив ответа от федеральных органов, ЗАКС Санкт-Петербурга в феврале 2014 г. повторило эти же требования. Они также были направлены в ГД, СФ, Правительство. Но ответа от федеральной власти пока не получено.

О том, как подобные процессы принятия решений по поводу размещения и функционирования объектов атомной энергетики происходят в США, о роли национальных властей и регионов, рассказал Петер Брадфорд, бывший член Комиссии по ядерному регулирования (NRC) США, проф. Вермонтской школы права.

В последние годы при принятии решений по поводу атомных объектов на первое место выходят не только вопросы безопасности АЭС и удовлетворенности населения энергообеспечением, но и экономические характеристики, а именно выгоды функционирования и эксплуатации АЭС.

Какова роль региональных и национальных органов в ядерной энергетике США

Взаимоотношения региональных и национальных органов в ядерной энергетике США базируется на следующих принципах:

- вопросы, связанные с радиационной гигиеной и безопасностью, регулируются национальным правительством, в частности Комиссией по ядерному регулированию (NRC);

- остальные вопросы (экономика, землепользование, поставка энергии) могут контролироваться региональным правительством (правительством штата).  Цены на электроэнергию могут устанавливаться на рынках энергии, операционная деятельность (но не ценообразование) регулируется национальным правительством;

- население имеет право быть информированным и принимать участие в процессе принятия решений на национальном уровне и на уровне штата;

- в случае разногласий: на каком уровне – национальном или региональном – должно быть принято решение, - такие разногласия регулируются в судебном порядке; 

- в 1982 г. Верховный Суд  постановил, что штаты могут отклонять проекты строительства новых АЭС на основании экономических опасений по поводу отсутствия возможностей утилизации использованного ядерного топлива.

Таким образом, Федеральное правительство обладает всеми полномочиями и властью при принятии решений в области радиологической сферы. Все вопросы, касающиеся поставки электроэнергии, тарифной политики, различных видов атомных электростанций, стандартов предоставления услуг – эти решения принимаются на уровне штатов. Также на уровне штатов решаются и вопросы выбросов горячей воды (то есть систем охлаждения). Всё это не связано с вопросами радиологической безопасности.

Общественность имеет право получать информацию о принимаемых решениях, а также участвовать в процессе принятия решений: не только приходить на общественные слушания, но и задавать вопросы организациям, имеющим лицензию на осуществление данного вида деятельности. Общественности должно быть предоставлено официальное решение в письменном виде, в котором власти уведомляют, какие именно решения были приняты. В случаях разногласия между федеральным правительством и правительством штата по вопросам юрисдикции, любая из сторон может вынести этот вопрос на рассмотрение в суде.

Регулирующим органом на федеральном уровне является Комиссия по ядерному регулированию США  (NRC).

Пять членов Комиссии назначаются президентом США. Но они могут вступить в должность только после утверждения их кандидатур Сенатом США. Особых квалификационных требований нет, но от одной политической партии в NRC не может быть больше трех представителей. Комиссия должна быть независима от какого-либо политического давления. Досрочно членов Комиссии уволить нельзя, даже если кого-то не удовлетворяют их решения. Увольнение возможно только в случае совершения уголовного преступления. NRC регулирует лицензирование АЭС, занимается инспектированием и проверкой соблюдения требований и стандартов, а также отвечает за регулирование вывода АЭС из эксплуатации и утилизации отходов.

В США в настоящий момент функционируют около 100 АЭС. В NRC работает около 4 тыс. человек. NRC требует, чтобы по всем основным вопросам проводились общественные слушания, в том числе в рамках принятия решений по выдаче лицензий, хотя в последние годы участие общественности было сокращено. Спорные решения могут быть обжалованы в суде. Как правило, передача в суд спорных решений, принятых Комиссией, инициируется неправительственными организациями, принимающими участие в общественных слушаниях.

Вопросы экономического характера, касающиеся ядерной энергетики, решаются на уровне штата.

Федеральная комиссия по регулированию энергетики США (FERC) имеет примерно такую же структуру, как и у NRC:

- пять членов комиссии назначаются президентом, их кандидатуры утверждает Сенат США;

- отсутствие особых квалификационных требований, но от одной политической партии не может быть больше трех представителей;

- независимость от политического давления;

- проведение общественных слушаний перед принятием важных решений;

- решения могут быть оспорены в суде.

В последние годы FERC занимается тем, что создает региональные рынки энергии, регулирует оптовые рынки и ценообразование в области передачи энергии. Эти рынки стали очень важны с точки зрения продления срока службы АЭС.

На уровне штатов существуют свои регулирующие комиссии, которые занимаются тарифной политикой и регулированием в области коммунальных услуг. Обычно регулирование коммунального сектора штата осуществляется комиссиями по коммунальному хозяйству, назначенными губернатором штата и утвержденными органами законодательной власти штата. Что касается прав общественности, то на уровне штата действует такая же система, как на федеральном уровне. Общественность имеет право принимать участие в общественных слушаниях и получать информацию относительно тех или иных решений. Существует также федеральный закон о предоставлении достоверной информации, согласно которому любой представитель общественности может запросить информацию о документации, которой располагают законодательные органы. Исключение составляют персональные данные и данные в области ядерной безопасности, а также коммерческая тайна.

Право общественности на достоверную информацию

В соответствии с законом США о свободе распространения информации,  вся информация, которой располагают Комиссия по ядерному регулированию и Федеральная комиссия по регулированию энергетики (и другие агентства), должна быть доступна для общественности.

В соответствии с ещё одним законом США об открытом обсуждении всех государственных вопросов Sunshine law («видно, как на ладони»), большинство совещаний NRC и FERC должны быть открытыми для общественности и СМИ.

Аналогичные законы существуют на уровне штата.

Экономическая структура, которая имеет отношение к ядерной энергетике

 Исторически эта область на территории США выглядела следующим образом: в одной компании объединялись генерация, а также передача и распределение энергии (рис.1). Такая схема была принята для государственных и для частных структур. В случае частной компании, тарифы устанавливаются комиссией по регулирования на уровне штата.

В случае производства энергии на АЭС, расходы, связанные с эксплуатацией атомной станции, закладываются в форму расчета тарифов.

Рис.1 Вертикально-интегрированная монополия в области коммунальных услуг, генерация энергии регулируется штатами

Но за последние двадцать лет эта структура подверглась серьёзным изменениям. В настоящее время по всей территории США функционирует схема конкурентного рынка оптовых поставок электроэнергии (рис.2), где цена производства энергии устанавливается рынком.

Рис.2 Структура конкурентного рынка оптовых поставок электроэнергии

«IPP» - это независимые производители энергии различных типов генерации. Производство энергии уже не регулируется на уровне государства. На рынке производства энергии выиграет та производящая структура, которая предоставляет энергию по приемлемым ценам. Федеральное правительство принимает решения о виде электростанции, которая будет построена в том или ином регионе. На рис.3 представлена карта США, на которой показаны штаты с различными моделями поставок электроэнергии.

Рис.3 Рынки электроэнергии и регулируемое производство энергии

Зеленым цветом отмечены регионы с конкурентным рынком оптовых поставок электроэнергии (по схеме рис.2). Белым цветом отмечены штаты с традиционной моделью, хотя там также уже есть независимые производители энергии. В штатах с желтой окраской наметилась тенденция перехода на оптовые поставки электроэнергии.

Последние годы цены на электроэнергию в США снизились по целому ряду причин.

Экономика производства энергии в США

Электроэнергия стала недорогой, так как:

- упали цены на природный газ;

- снизился спрос на электроэнергию;

- снизились затраты на возобновляемые источники энергии, особенно на энергию ветра;

- в США нет налога на выбросы углерода и других сборов.

Новые атомные станции, на строительство которых уходят огромные средства, не конкурентны по сравнению с другими источниками энергии. Это касается и существующих АЭС.

Функционирующим АЭС все сложнее зарабатывать деньги. За последние 12 месяцев по экономическим причинам было остановлено пять реакторов.

В штатах, окрашенных белым цветом, могут строиться новые АЭС, поскольку там ещё работает традиционная схема (рис.1), объединяющая генерацию и дистрибуцию. Там же могут быть предъявлены затраты в учете тарифов.

Несколько АЭС сейчас строятся на юго-востоке США.

Перейдем к конкретной АЭС - АЭС «Вермонт Янки».

История АЭС «Вермонт Янки»

Эта станция была введена в эксплуатацию в 1972 г., 42 года назад. Она имеет реактор типа BWR (как на Фукусиме) компании «General Electric» мощностью 640 МВт. Лицензия на эксплуатацию АЭС заканчивалась в 2012 г.

Изначально лицензия выдавалась на 40 лет эксплуатации АЭС. АЭС «Вермонт Янки» требовалось продлить этот срок.

Изначально АЭС «Вермонт Янки» принадлежала корпорации, доли которой принадлежали небольшим частным компаниям коммунального сектора, расположенным в штате Вермонт, относящийся к «зеленому» региону с оптовым рынком поставок энергии. В 2002 г. АЭС «Вермонт Янки» была приобретена крупной энергетической корпорацией «Entergy», которой принадлежит ещё несколько АЭС. Эта сделка должна была утверждаться федеральной Комиссией по ядерному регулированию США и Управлением по коммунальному обслуживанию Вермонта. Одним из условий совершения сделки, было то, что решение о продлении эксплуатации АЭС свыше 40 лет будет приниматься общественным коммунальным советом штата. То есть правительство штата Вермонт выторговало себе право на принятие решения о продлении эксплуатации АЭС «Вермонт Янки». Другие штаты такими полномочиями не обладают.

В 2002 г. Вермонт утвердил продажу. Компания «Entergy» согласилась передать в юрисдикцию Управления по коммунальному обслуживанию вопрос продления срока использования реактора после 2012 г. Но дальше начались усложнения.

Правовой спор

В 2006 г. Законодательное собрание Вермонта внесло требование, что именно оно, а не Управление по коммунальному обслуживанию, должно утверждать разрешение на продолжение эксплуатации АЭС «Вермонт Янки» после 2012 г. А общественный коммунальный совет штата может это решение потом согласовывать. Через 5 лет в 2011 г. после нескольких проблем с безопасностью на АЭС «Вермонт Янки», со стороны жителей штата началось серьёзное противодействие планам по продлению её эксплуатации. Законодательное собрание, подвергшее сомнению безопасность «Вермонт Янки», проголосовало против продления выше установленного срока и против разрешения выдать сертификат на эксплуатацию Управление коммунального обслуживания. Компания «Entergy» подала в суд на штат Вермонт на том основании, что штат манипулирует понятием безопасности, и что решение было принято не Управлением коммунального обслуживания, как это оговаривалось при заключении сделки. Суд вынес решение в пользу «Entergy» и постановил, что правительство штата Вермонт неправомерно потребовало закрытия АЭС «Вермонт Янки» на основании сомнений по уровню безопасности. Корпорация получила от федеральной Комиссии по ядерному регулированию разрешение на эксплуатацию АЭС в течение следующих 20 лет, до 2032 г.

Но все эти тяжбы имели неожиданный конец. Через две недели после решения суда, в августе 2013 г. «Entergy» объявила, что не будет продлевать срок эксплуатации АЭС, так как на региональном рынке электроэнергии АЭС «Вермонт Янки» теряет значительные средства и поэтому будет закрыта в конце 2014 г.

Будучи одним из производителей энергии, в случае снижения цен на оптовом рынке корпорация «Entergy» может лишиться прибыли. Таким образом, в конце ноября 2014 г. АЭС «Вермонт Янки» будет закрыта не из-за противодействия общественности, а из-за рыночных причин.

Из-за экономических причин в 2013 г. были закрыты пять из 104 АЭС США. За предыдущие 15 лет не закрывалась ни одна АЭС.

Таким образом, на национальном уровне в США регулируются вопросы радиационная безопасности и всё, что связано с вредным воздействием на людей, а также деятельность оптовых рынков электроэнергии. Монополии в области коммунального хозяйства регулируются на уровне штата.

Сложность с действующими АЭС заключается в том, что на их реконструкцию требуются значительные капитальные вложения. А некоторые станции не могут уже работать так же эффективно, как в начале их деятельности. Цены на электроэнергию падают в связи с разработкой технологий добычи сланцевого газа и снижением спроса на электроэнергию. На большинстве энергетических рынков США экономические условия имеют больше влияние на решения вопросов о продлении срока эксплуатации или выбор типа строящихся электростанций, чем регулирование.

Планы строительства новых АЭС

Пять лет назад в Комиссии по ядерному регулированию находилась 31 заявка на строительство новых АЭС. По ряду заявок было очевидно, что жители этих регионов против их строительства. Они направили обращения в Комиссию с тем, чтобы были проведены общественные слушания с привлечением самой Комиссии. Но ещё до слушаний изменения экономического характера привели к тому, что большая часть проектов стала не актуальной. Все проекты в штатах с открытым рынком электроэнергии были отменены. Только в четырех случаях из 31 сохраняются серьёзные намерения на реализацию проектов. Новые атомные станции неконкурентоспособны. Будущее работающих реакторов в целом положительное, но у некоторых из них возникнут экономические проблемы, особенно с учетом их старения.

Процессы вывода АЭС из эксплуатации и утилизации отходов в США

Вывод из эксплуатации подразумевает закрытие АЭС и устранение радиоактивности до такого уровня, при котором данная территория больше не нуждается в лицензии Комиссии по ядерному регулированию. Радиологические аспекты вывода АЭС из эксплуатации регулируются Комиссией по ядерному регулированию США.  Штаты могут заниматься аспектами вывода, не связанными с радиоактивностью.

Возможны три способы вывода из эксплуатации. И все они регулируется Комиссией по ядерному регулированию.

Первая схема - дезактивация  – активный вывод АЭС из эксплуатации

Все РАО за исключением отработавших топливных элементов (ОЯТ) как можно быстрее (в течение 7-10 лет) вывозятся с площадки АЭС. В США нет специальных площадок, куда можно вывозить ОЯТ, поэтому отработанное топливо остается на территории АЭС. На этот участок на территории бывшей АЭС требуется лицензия Комиссии по ядерному регулированию. Помимо ОЯТ все РАО вывозятся. Некоторые строительные материалы захораниваются прямо на территории станции, если соблюдены все стандартные требования. В настоящее время в США уже выведено из эксплуатации порядка 10 атомных станций, за исключением топливных элементов, которые обычно хранятся в сухих контейнерах на небольшой части территории станций.

Для хранения РАО в США выделено несколько территорий.

Вторая схема SAFSTOR

Более длительный период вывода АЭС – до 60 лет, до разложения радиоактивных материалов. Эта схема имеет ряд преимуществ. Прежде всего, обеспечивается распад радиоактивных элементов. Но в течение всего этого срока на данной территории ничего нельзя делать.

Третья схема ENTOMB

Комиссия по ядерному регулированию может согласовать план вывода, в соответствии с которым реактор и ОЯТ захораниваются здесь же на территории бывшей АЭС. Строится могильник, и всё остается на площадке АЭС. Но ни один из владельцев АЭС не пошел таким путем. И, скорее всего, население будет против данного варианта.

Слабоактивные отходы, связанные с выводом из эксплуатации, за исключением топливных элементов, которые должны остаться на территории расположения реактора, должны быть ликвидированы. Низко-активные отходы вывозятся на другие территории.

Расходы по выводу из эксплуатации оплачиваются из фонда, созданного в течение срока эксплуатации реактора. Обычно это составляет примерно  0.1 цент/кВт, если рассчитывается как доля продаж. Такие фонды должны составлять $300-400 млн. Их средства могут использоваться только для вывода АЭС из эксплуатации. Это обособленные активы, которые нельзя направлять на другие нужды.

Фонд накапливается в течение достаточно длительного периода, на счете хранятся огромные средства, и у собственника появляется соблазн потратить их на что-то другое.

Аудит проводят и федеральные органы (Комиссия по ядерному регулированию) и Комиссия штатов. Средства расходует сама АЭС, но все расходы тщательно анализируются комиссиями. В зависимости от типа реактора, суммы на вывод реактора значительно различаются. Так стоимость вывода реактора на кипящей воде примерно на 20% больше, чем для реакторов под давлением. 

В течение двух лет после закрытия станции владелец АЭС должен представить в Комиссию по ядерному регулированию план вывода станции из эксплуатации.

Население может участвовать в оценке плана вывода из эксплуатации Комиссией, а также в любых официальных разбирательствах.

В течение первых лет, пока высока радиация ОЯТ, никаких работ не производится, особенно для реакторов на кипящей воде, где емкость для хранения находится над реактором.

Регулирование утилизации слабоактивных РАО

Речь пойдет о законодательном регулировании утилизации слабоактивных отходов, которые частично включают в себя отходы после вывода из эксплуатации АЭС, а также различные медицинские и др. РАО. Все радиоактивные отходы помимо топливных элементов, трансурановых отходов и отходов военного производства рассматриваются как «слабоактивные отходы» (LLW). Они, в свою очередь, подразделяются на три класса: A, B и C. Класс A - это наименее радиоактивные отходы, которые составляют 95% всех слабоактивных РАО.

Регулирование деятельности АЭС и регулирование хранилищ РАО имеет ряд различий. По законам США отдельные штаты могут принять на себя полномочия по утилизации РАО. Для этого они должны подписать соглашение с федеральной Комиссией по ядерному регулированию. В рамках этого соглашения Комиссия утверждает программы, разработанные штатами, и контролирует их выполнение. Сама NRC в утилизацию слабоактивных отходов не вмешивается. Население имеет право участия на уровне штата. Общественность может участвовать в процедурах, связанных с лицензированием объектов утилизации отходов.

Для транспортировки РАО из одного штата в другой, штаты должны подписывать специальные соглашения. Регламентирует транспортировку слабоактивных отходов Комиссия по ядерному регулированию.

Куда отправляются слабоактивные отходы

Последние 50 лет правительством США были утверждены 8-9 площадок для хранения слабоактивных отходов. Многие из них на данный момент уже закрыты. И только на две из них поставляются слабоактивные отходы со всей страны. Комиссия по ядерному регулированию регламентирует транспортировку слабоактивных отходов.

Некоторые части выведенных из эксплуатации АЭС могут захораниваться на собственной территории, если соблюдается соответствие стандартам.

20 лет назад штаты Вермонт, Мэн и Техас подписали соглашение о едином хранилище слабоактивных отходов. Штат Мэн впоследствии из соглашения вышел. Вермонт и Техас разработали большую территорию в Техасе, которая регулируется штатом Техас. Ею руководит Компактная комиссия, состоящая из 5 представителей Техаса и 2 представителей штата Вермонт. Общественность приглашается к участию в каждом заседании Компактной Комиссии. Все подобные совещания открыты для населения.

Поскольку между Техасом и Вермонтом подписано соглашение, они могут складировать свои отходы там. Все остальные штаты должны получать разрешения на федеральном уровне и платить значительные средства за использование этого хранилища. Сейчас это единственное хранилище в США, куда поступают отходы всех трех классов со всей страны.

Есть ещё одна площадка для хранения слабоактивных отходов находится в штате Юта, но там принимаются отходы только класса А. Ещё две точки на западе и востоке страны принимают отходы только от ближайших штатов.

В целом, утилизация слабоактивных отходов приносит хорошую прибыль штату, на территории которого проводится утилизация. Принимающие штаты получают значительные средства от этой деятельности. Это может быть очень выгодный бизнес.

Фиксированных тарифов на хранение нет. Спрос довольно высокий, а конкуренция не велика. Более половины средств от деятельности по утилизации РАО на востоке страны поступают в фонд образования и социальных программ штата.

Вывод из эксплуатации АЭС «Вермонт Янки»

АЭС «Вермонт Янки» пока ещё не закрыта. У компании «Entergy» было ещё два дополнительных года, чтобы пополнять фонд на вывод из эксплуатации. После принятия решения о закрытии АЭС, компания «Entergy» согласилась обсуждать план вывода станции из эксплуатации со штатом Вермонт. «Entergy» заявила, что они будут выводить АЭС по второй схеме, то есть площадка АЭС будет очищаться в течение 60 лет, до 2074 г. Естественно, население выступило против такого варианта решения. По мнению общественности, процесс вывода должен быть завершен значительно быстрее. Компания согласилась на продолжение переговоров по планам вывода АЭС из эксплуатации со штатом Вермонт. И штат и компания согласились, что ни одна из сторон не будет опротестовывать решение апелляционного суда и подавать в высшие инстанции. Решения по многим вопросам еще не приняты, но «Entergy» согласилась осуществить довольно значительные платежи:

- $5.2 млн в Фонд развития чистой энергетики;

- $10 млн в фонд экономического развития территории, где располагается АЭС;

- $5 млн в налоговый департамент Вермонта;

- $25 млн на долгосрочной основе в трест восстановления территории.

Данное соглашение находится на рассмотрении в Управлении по коммунальному обслуживанию, которое может включить и другие требования. Несколько НКО участвуют в этом процессе через подготовку документов, запросы информации и опросы участников.

АЭС «Мейн Янки» выводилась из эксплуатации по первой схеме. Эта атомная станция с реактором PWR мощностью 900 МВт была запущена в 1978 г. и остановлена в 1999 г. под давлением общественности, так как на АЭС не были решены проблемы безопасности. Декомиссия этой станции закончилась в 2005 г. и обошлась в $635 млн, тогда как на строительство было потрачено около $500 млн. Сейчас территория бывшей АЭС «Мейн Янки» представляет собой «зеленую площадку», часть территории которой продана детскому летнему лагерю.

По пути создания могильника, в котором захоранивается целый реактор, никто не пошел. Поэтому и нормативы по такому варианту неизвестны.

Самое важное при создании хранилища для слабоактивных РАО – это отсутствие грунтовых вод.

Все площадки для утилизации РАО расположены в глуши, вдали от городов. В Техасе расстояние от последнего жилого дома до хранилища около 20 миль, 30 км. Площадки выбираются частными компаниями, которые вносят свои предложения, а регулятор их согласовывает. В штате Техас компания предлагала ещё 2 варианта расположения, но те варианты регулятор не утвердил. Решение принималось на уровне штата, а не на федеральном.

По Конституции США вся коммерческая деятельность между штатами регулируется на федеральном уровне. Отказать транспортировке через них радиоактивных отходов штаты не могут. Но могут ограничивать скорость перевозки РАО.

Поиск площадок для захоронения ОЯТ - длинная трагическая история. 35 лет назад в штате Калифорния было принято решение, что на территории их штата не будут вводиться новые энергоблоки, пока в стране не появиться могильник ОЯТ. Это не понравилось представителям атомной отрасли, поскольку Калифорния – штат большой, а значит, и потенциальные возможности для строительства АЭС огромные. Они подали в Верховный суд с целью опротестовать такое решение. Но штат Калифорния мотивировал своё заявление тем, что это вопрос экономического характера, а не безопасности АЭС. И Верховный суд принял решение в пользу штата Калифорния.

Сейчас ОЯТ хранятся на территориях АЭС. В департаменте энергетики существуют планы найти промежуточные площадки, где ОЯТ будет организованно хранится. Но это опять же промежуточные хранилища. На будущее есть планы создания постоянного хранилища ОЯТ (глубоко под геологическими слоями), как это сделано в Финляндии, в Швеции. В течение двадцати лет пытаются уговорить штат Невада, чтобы они принимали ОЯТ. Но пока они не соглашаются.

Опыт других стран, их взгляд на проблемы размещения хранилищ РАО и ОЯТ, участие населения в этих вопросах важны для нашей страны. Полезна и выработка общих подходов при решении этих вопросов. Этот опыт не плохо было бы трансформировать в нашу правовую систему, что позволило бы сгладить многие противоречия.

Со сравнительно-правовым анализом реализации прав и законных интересов населения при принятии решений в сфере использования атомной энергии выступил

Андрей Александрович Талевлин, к.ю.н. (Челябинск, движение «За природу»):

Многие проблемы у нас и в США похожи. Условия и практика принятия решений при организации хранилищ РАО имеют некоторые сходные черты. Проблема обращения с радиоактивными отходами для атомной энергетики самая трудная проблема. Полное решение её на сегодняшний день отсутствует. Эта сложнейшая проблематика только начинает оцениваться комплексно, с попытками не выборочного, покомпонентного, а целостного решения. Одна из главных проблем – утилизация РАО – трансформируется в проблему определения правовых подходов к регулированию общественных отношений.

В июне 2011 г. в РФ был принят Федеральный закон №190-ФЗ «Об обращении с РАО…». Было определено, что радиоактивные отходы – это не подлежащие дальнейшему использованию материалы и вещества, а также оборудование, изделия (в том числе отработавшие источники ионизирующего излучения), содержание радионуклидов в которых превышает уровни, установленные в соответствии с критериями, установленными Правительством РФ.

Хранилища РАО в законе подразделяются на несколько видов:

Пункт временного хранения радиоактивных отходов (ПВХРО) - пункт хранения удаляемых радиоактивных отходов, проектом которого определен срок его эксплуатации и предусмотрены порядок вывода из эксплуатации и меры по выводу его из эксплуатации.

Вопрос создания ПВХРО в Челябинске недавно обсуждался в одном из подразделений ФГУП «РосРАО». На общественных слушаниях, проходивших в районном центре, куда пришло более 300 человек, в том числе приехавшие из Челябинска, было сломано много копий, но к единому решению не пришли.

Пункт долговременного хранения радиоактивных отходов (ПДХРО)- пункт хранения радиоактивных отходов, срок эксплуатации которого определен проектом, но порядок вывода из эксплуатации и меры по выводу из эксплуатации которого не предусмотрены.

ПЗРО - пункт хранения радиоактивных отходов, предназначенный для размещения радиоактивных отходов без намерения их последующего извлечения и обеспечивающий радиационную безопасность работников такого пункта, населения и окружающей среды в течение периода потенциальной опасности радиоактивных отходов.

Понятие «захоронение» представлено в международном акте - Объединенной конвенции о безопасности обращения с отработавшим топливом и о безопасности обращения с радиоактивными отходами (Вена, 5 сентября 1997 г.). «Захоронение» означает помещение отработавшего топлива или радиоактивных отходов в соответствующую установку без намерения их изъятия.

 Недостатком закона №190-ФЗ «Об обращении с РАО…» является отсутствие закрепленных процедур общественного участия на разных стадиях принятия решений по обращению с РАО. Однако действующее российское законодательство закрепило ряд правовых механизмов общественного участия в процессе принятия решения о размещении объектов использования атомной энергии. И так:

Возможные формы общественного участия:

- общественная экологическая экспертиза. Любой объект, который является объектом государственной экспертизы – это объект общественный. Общественная организация, в уставе которой закреплен данный вид деятельности, вправе проводить общественную экологическую экспертизу. В том случае, если государственный орган утвердит это заключение, оно будет иметь юридическую силу;

- участие общественности в государственной экологической экспертизе; представители общественности могут входить в экспертную группу;

- общественные обсуждения в рамках оценки воздействия на окружающую среду (ОВОС);

- общественные слушания в соответствии с градостроительным законодательством;

- референдум.

Согласно Конституции РФ (п. 3 ст. 3), референдум является высшим непосредственным выражением власти народа, хотя существуют определенные сложности с реализацией этого права, особенно в отношении объектов атомной энергии.

 Законодательства делятся на федеральные, региональные и местные.  Согласно Конституции РФ (п. «и» ст. 71), федеральные энергетические системы, ядерная энергетика, расщепляющиеся материалы находятся в исключительном ведении Российской Федерации. Такие вопросы зачастую нельзя вынести на региональный референдум. Региональные референдумы могут проводиться только по вопросам ведения субъектов РФ или совместного ведения.

Исходя из основных конституционных принципов, природопользование, охрана окружающей среды и обеспечение экологической безопасности отнесены к предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Федерации. Также в совместном ведении находится охрана окружающей среды и обеспечение экологической безопасности. Если исходить из буквы закона, то по объектам совместного ведения региональный референдум возможен.

При определении места размещения ПЗРО вопросы природопользования и охраны окружающей среды играют существенную роль. А именно эти вопросы находятся в совместном ведении Российской Федерации и ее субъектов. Для жителей субъектов России важен не сам факт размещения ПЗРО в конкретном месте, а реализации права на общее природопользование:  землепользование, водопользование, недропользование, пользование объектами животного мира и другие виды природопользования.

Практика показала (в отношении объектов химической промышленности), что если объект размещается на территории муниципального образования, и решается вопрос о выделении земельного участка для данного объекта, то вопрос: «Согласны ли вы на выделение участка под тот или иной объект», может быть вынесен на региональный референдум. Так, во Всеволожске (Ленинградская обл.) был поставлен вопрос о размещении алюминиевого завода, и местный референдум дал отрицательный ответ.

Вопросы по водо-, землепользованию могут выноситься на региональный референдум.

Таким образом, разделение права федерального и регионального у нас схоже с США.

В 1991 г. успешно был проведен референдум в Челябинске по поводу размещения Южно-Уральской атомной станции. Его результаты не были оспорены. Но результаты референдума в Костроме 1992 г. были отменены судом.

ГК «Росатом» четко определила стратегию размещения хранилищ непосредственно рядом с источником производства атомной энергии, а это федеральные земли, ЗАТО. Если земля находится не в муниципальной собственности, общественности сложно отстаивать свои права, проводить референдум по поводу размещения ПЗРО на таком участке. Но в принципе референдум возможен. Решение о размещении пункта хранения или захоронения радиоактивных отходов, в особенности национального масштаба, на конкретной территории может приниматься только после согласия населения, выраженного на региональном или местном референдуме.

У субъектов РФ всегда есть возможность формирования собственной законодательной базы - регионального законодательства. Наличие полномочий у субъектов РФ в области охраны окружающей среды позволяет создать свою региональную нормативную базу, которая должна учитывать и корректировать недостатки федеральных нормативных правовых актов. То же положение об общественных слушаниях принимает местный представительный орган, который может прописать порядок, принять вменяемый акт по проведению общественных слушаний. Закон о местных референдумах принимает ЗАКС субъекта РФ (в том числе и Ленинградской области». Можно принять на региональном уровне закон об общественных обсуждениях, чтобы муниципалитеты не городили каждый своё. И это в праве субъектов РФ.

Главная проблема в том, что все общественные слушания носят рекомендательный характер. Учесть мнение населения посредством проведения общественных слушаний практически не возможно.

В большинстве субъектов РФ (в Челябинской, Ленинградской областях, Красноярске и т.д.) имеются законы о радиационной безопасности населения. В них можно оговорить вопросы, связанные с землепользованием, природопользованием, размещением радиоактивно опасных объектов. Это те возможности, которые существуют сегодня. Правомочия у субъектов широкие. Главное подходить к решению этого вопроса системно, потому что всё равно придется менять федеральное законодательство. Нельзя учесть вопрос о регулировании общественных обсуждений, не внося поправки в закон об общих принципах организации местного самоуправления.

Какие ещё есть возможности сегодня? Например, процедура одобрения получения разрешения субъекта Российской Федерации по декларации о намерениях (ДОН) по сооружению ПЗРО. Сейчас эта стадия согласования реализуется в Ленинградской области. Сейчас такое решение принимает исполнительный, а не представительный орган, по сути, глава субъекта. Не плохо было бы это решение закрепить за представительным органом. А этот документ идет сразу после общественных слушаний, выражая мнение региона.

Несколько слов о зарубежном опыте на примере трех стран.

В Экологическом кодексе Франции, часть, касающаяся ядерной энергетики, была введена в 2006 г. Законодательством предписывалось формирование общественного совета. Статья L. 542-11: «В любом департаменте, в котором полностью или частично расположена подземная лаборатория или могильник в глубоких геологических формациях, указанный в Статье L. 542-9, должна быть сформирована группа по защите интересов общественности.

 

Финляндия

Согласно законодательству Финляндии создается общественный совет. В процессе принятия решения по размещению ПЗРО мнение коммун обязательно. Коммуна, на территории которой размещается ПЗРО, обладает правом вето до момента окончательного принятия решения о его строительстве и начала строительства. Процедура принятия решения длительная. Сначала заинтересованное лицо обращается в правительство. Оно, учитывая все мнения, в том числе и коммун, рассматривает такую возможность. Дальше это предложение выносится на одобрение парламента, который и принимает окончательное решение. Но даже после принятия решения, до начала строительства коммуна может остановить строительство. И проект не реализуется.

Объект захоронения в Финляндии находится на территории одной коммуны и атомной станции. Туда свозятся не только отходы самой АЭС, но и все низко- и средне-активные отходы, в том числе медицинские, находящиеся в контейнерах. Финляндия приняла концепцию по окончательной изоляции РАО, как это сделали Россия и Швеция (рис.4).

Рис.4 Структура управления обращения с РАО и законодательство Швеции

В Швеции имеется экологический суд, который занимается оценкой проекта утилизации отходов. Хранилище находится недалеко от АЭС «Форсмарк» (Forsmark Nuclear Power Plant). У муниципалитета, на территории которого размещается пункт захоронения РАО, имеется право вето. Компания около 20 лет работала с населением, чтобы завоевать доверие жителей и депутатов, от которых зависело принятие положительного решения о размещении хранилища РАО на их территории.

Как показывает международная практика, право вето муниципалитетов является эффективной процедурой учета общественного мнения при принятии решений. Такая возможность не позволяет грубого вмешательства, манипуляций с общественным мнением. Когда любую фирму можно одернуть таким правом вето, случаев вероломного поведения по отношению к органам местного самоуправления или населению нет. Экономические интересы, в том числе и в сфере использования атомной энергии, не должны превалировать над интересами общества.

О необходимости единых стандартов безопасности регионов при использовании атомной энергии выступил О.В. Бодров, председатель совета ОБЭО «Зеленый мир» (г. Сосновый Бор, Ленинградская обл).

«Страну Росатом» - ядерную матрицу России составляют десять городов – ЗАТО.

Главным образом, они расположены в Сибири и на Урале. В них проживает около 700 тыс. человек. Вся социальная инфраструктура ЗАТО обеспечивается за счет деятельности атомных объектов, созданных в годы холодной войны. После её окончания жители ЗАТО хотят сохранить свой прежний статус и получать новые заказы. Какой-либо альтернативы той деятельности, которой они занимались более 50 лет, в этих городах нет. Позднее в западной части России были созданы ещё десять атомных городов, в которых размещены АЭС. В них проживает 640 тыс. человек. Вся социальная инфраструктура этих городов зависит от АЭС и других атомных проектов. Эти города формально не закрытые, но, как правило, там также нет альтернатив для профессиональной деятельности.

10 ЗАТО и 10 атомных городов населяют примерно 1,5 млн человек (1% населения России). Они являются главными промоутерами атомных технологий. Движущей силой этого процесса является не экономика, а вынужденность проживания в закрытых городах и желание сохранить прежний статус, который был в период холодной войны. Жители этих городов -  высококлассные специалисты, обеспечившие ядерный паритет с США.

Сейчас ситуация изменилась радикально, но инфраструктура времен холодной войны приспосабливается под новый тип бизнеса, связанный с дальнейшим развитием атомной технологии, экспортом этих технологий в третьи страны, а также экспортом атомного электричества.

Яркой иллюстрацией такой тактики приспособления к новым условиям поведения в Балтийском регионе является России, к которой присоединилась и Финляндия.

Рис.5 Атомные объекты в водосборном бассейне Балтийского региона

В водосборном бассейне Балтийского региона размещено много атомных объектов (рис.5). Зелеными треугольниками обозначены АЭС, которые уже закрыты или находятся в стадии вывода из эксплуатации. Черными обозначены блоки, которые продолжают действовать. Желтые – строятся сейчас, белые – по которым принято политическое решение о строительстве. В западной части Балтийского региона доминируют закрытые или выводящиеся из эксплуатации АЭС. Эти страны ориентируются на повышение своей безопасности. В восточной части этого единого экологического региона присутствуют красные треугольники (АЭС, режим эксплуатации которых продлен) либо желтые (новые строящиеся АЭС).

В едином, чувствительном с экологической точки зрения регионе соседствуют две разные стратегии. Если Запад избавляется от атомной энергетики, то восточная часть наращивает свои энергетические мощности, продлевает ресурс действующих реакторов, строит новые АЭС. И это делается, в том числе, для обеспечения экспортных поставок электричества в те страны, которые отказываются от атомных реакторов.

Таким образом, единый с экологической точки зрения Балтийский регион, где в 9 странах проживает 90 млн человек, не имеет единой стратегии. Страны, которые отказались от атомной энергетики, рискуют стать заложниками возможных негативных последствий, связанных с воздействием атомных объектов в результате аварии или даже нормальной эксплуатации.

Почему так происходит

 

Все обременения, возникающие в результате производства атомного электричества (в частности ОЯТ) перемещаются в восточную часть России. Подобная практика не является решением проблемы, потому что никто из жителей регионов, откуда и куда это топливо перемещается, реального участия в процессе одобрения такой стратегии не принимало. Вовлечены только закрытые военные атомные города либо города, производящие атомное электричество на экспорт. И такой бизнес становится выгодным. Страны, получающие «чистое» дешевое электричество, не обременены решением атомных проблем (что делать с ОЯТ, на какие средства осуществлять декомиссию). Они не платят за это. Доходы от экспорта атомного электричества госкорпорация «Росатом» использует для решения своих финансовых проблем.

Что происходит с радиоактивными отходами

 

В другом направлении – с востока на запад, в Сосновый Бор переправляются РАО. Уже сейчас завезено 36 тыс. тонн металлических РАО со всей европейской России. В материалах ОВОС новых проектируемых АЭС, таких как Балтийская АЭС и другие, планируется перемещать в Сосновый Бор металлические отходы для переработки на заводе «Экомет-С». Вторичные отходы после этой переработки планируется разместить в проектируемом ПЗРО. Такой вариант тоже  считается решением проблемы.

Но кто участвовал в обсуждении при принятии решений по этим проблемам? Только жители Соснового Бора. Жители Санкт-Петербурга не участвуют. По закону это делать и не надо. Возникает ситуация, при которой ограниченное число людей, связанных с атомной отраслью в ЗАТО, или военных городках, являются двигателями этого процесса, в том числе, экспорта атомного электричества. Ни жители Красноярского региона, ни Соснового Бора не участвуют в оценке безопасности этого процесса.

По данным исследований Радиевого института им. В.Г. Хлопина, Балтийское море уже сейчас по показателям загрязнения Cs137 является самым загрязненным водоемом в мире. Это следствие не только деятельности атомной энергетики. Продолжается увеличение техногенной нагрузки на этот регион и рисков, связанных с использованием атомных технологий.

В Сосновом Бору зарегистрированы цитогенетические повреждения у сосен. Уровень повреждений в три раза больше в районе ядерного комплекса. Но данный показатель не принимается во внимание при оценке допустимости размещения новых атомных объектов на этой территории.

Только что прошли слушания о поставках атомного электричества со строящейся станции ЛАЭС-2 в Финляндию. Один из 4 строящихся блоков будет ориентирован на экспортные поставки в Финляндию. Для этого уже предусмотрена прокладка подводного кабеля. Отработанное топливо, которое будет при этом образовываться, останется на территории России и будет отправлено в Железногорск. Энергетические потребности Финляндии, финансовые амбиции «Росэнергоатома» будут удовлетворены, а связанные с этим обременения будут сказываться на территории Соснового Бора и Красноярска.

В Красноярске уже создано национальное хранилище ОЯТ для реакторов РБМК, планируется также создание национального хранилища высокоактивных отходов. И на текущий момент речь идет о создании специальной лаборатории. Многое из того, что происходит там сейчас, перекликается с ситуацией в Сосновом Бору.

Накопленное отработанное ядерное топливо  уже сейчас представляет гигантский разрушительный потенциал, опасный для современных и будущих поколений.

Перемещение ОЯТ со всех АЭС в Сибирь привело к тому, что загрязнение Енисея  техногенными радионуклидами  ниже ГХК (г. Железногорск)  выше природного фона. И оно прослеживается до устья Енисея (1500 км).

Количество этих материалов будет расти. Содержание  Pu  в ряде мест до 140 раз выше фоновых значений.

В настоящее время отсутствуют действенные механизмы общественного участия в принятии решений по размещению и функционированию атомных объектов. Новации представителей атомной отрасли в этом вопросе вызывают порой недоумение.

В Сосновый Бор, например, были направлены специальные политтехнологи, которые создавали иллюзию общественного участия в принятии решения. Была создана специальная государственная НЕгосударственная организация (получившая среди экологов название ГОНГО), «Общероссийское Экологическое Движение Конкретных Дел», возглавляемая советником главы «Росатома» член-корром РАН Владимиром Грачевым. Эта организация получила преимущественное право доступа к информации по ОВОС ЛАЭС-2. В местной газете «МАЯК» [№ 3876 17 июля 2007 г., http://mayak.sbor.net/node/2519], этой организацией был опубликован результат «общественной экологической экспертизы ЛАЭС-2», согласно которой станция с 4-мя реакторами не будет оказывать «ни малейшего воздействия» на окружающую среду.

О корректности этого вывода можно судить по тому, что весь город в несколько тысяч жителей подписал петицию, требующую отказаться от влажных градирен.

Проблемы и решения

В чем же суть проблемы? В настоящее время отсутствует система учета интересов регионов при размещении АЭС, хранилищ ОЯТ и РАО. Регионам отведена роль статистов. Нет регионального законодательства, которое позволило бы регионам активно участвовать и влиять на принятие этих решений, учитывать интересы регионов.

Отсутствует механизма согласования интересов трех секторов общества: власти, атомного бизнеса, заинтересованной общественности. Отсутствуют механизмы накопления ресурсов на решение проблем атомных обременений в виде фондов на вывод из эксплуатации. Поступающие ресурсы сразу же используются операторами АЭС. Отсутствует мониторинг законности использования средств на вывод из эксплуатации на другие текущие нужды.

Пришло время, когда необходимо сформировать другие законодательные нормы, в рамках которых были бы обеспечены принципы равной ответственности - равная безопасность всех регионов, которые используют атомное электричество, и тех регионов, которые могут принимать обременения в виде ОЯТ и РАО. Регионы производители ОЯТ и РАО должны нести бремя их долговременной безопасной изоляции. Мы не можем говорить, что РАО и ОЯТ опасны для Ленинградской области, поэтому давайте, переместим их в Сибирь. Там живут такие же граждане России. Необходимы механизмы, которые позволяли бы учитывать мнение не только жителей ЗАТО, но и тех регионов, на территории которых эти отходы будут размещаться. Такое перемещение ОЯТ и РАО возможно, но только на основе референдума принимающего региона. И потребители атомного электричества  (в том числе импортеры) должны платить за все обременения его производства. Речь идет о плате за решение проблем утилизации и захоронения РАО, ОЯТ, и вывод из эксплуатации АЭС.

Сегодня экспортируемое в третьи страны российское атомное электричество не обременено этими платежами, поэтому оно воспринимается как дешевое. В результате же по последствиям для будущих поколений граждан России оно окажется очень дорогим.

Выводы

Необходимо отказаться от практики манипуляции общественным участием, препятствующей эффективному выражению общественного мнения, в том числе при организации общественных экологических экспертиз в процессах по размещению, проектированию, сооружению, эксплуатации и выводу из эксплуатации объектов использования атомной энергии.

Фирмы, организующие «общественное мнение», нанимаются, по сути, за деньги налогоплательщиков. Национальный оператор финансируется из государственных программ, например, «Ядерная и радиационная безопасность». Это хоть и коммерческая, но аффилированная с государством структура. И деньги поступают от налогоплательщиков.

По результатам обсуждения участники круглого стола приняли резолюцию.

© www.proatom.ru

Поделиться записью:
twitter.com facebook.com vkontakte.ru odnoklassniki.ru mail.ru ya.ru rutvit.ru myspace.com technorati.com friendfeed.com pikabu.ru blogger.com liveinternet.ru livejournal.ru memori.ru google.com bobrdobr.ru mister-wong.ru yahoo.com yandex.ru del.icio.us
Оставьте комментарий!

grin LOL cheese smile wink smirk rolleyes confused surprised big surprise tongue laugh tongue rolleye tongue wink raspberry blank stare long face ohh grrr gulp oh oh downer red face sick shut eye hmmm mad angry zipper kiss shock cool smile cool smirk cool grin cool hmm cool mad cool cheese vampire snake excaim question

Используйте, пожалуйста, нормальные имена. Ваш комментарий будет опубликован после проверки.

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

(обязательно)

⇑ Наверх
⇓ Вниз